Шестнадцатая куница
Простите, что куницы так долго не было. Если куница где-то забыла ответить на комментарии, дёрните, пожалуйста, за хвост.
Продолжаем. Теперь я вообще обхожу большую часть ошибок, практически не комментирую матчасть и останавливаюсь только на логике событий, образов и композиции.

1
Первое, что хочется сказать, это прокомментировать иллюстрацию: что у Робера с левой рукой? Впрочем, это прелюдия.

Эпинэ не знал, какие песни поют гоганы и поют ли вообще, но Мэллит кагетские песни наверняка бы понравились. Они могли бы жить в горах – она бы ходила за водой к ледяному ручью, он бы охотился, вокруг их дома росли бы дикие розы… Глупости, никаких диких роз и никаких убитых серн в его жизни не будет, так же, как не будет любви и счастья, только война, политика и одиночество. Даже если он женится на принцессе Этери или на какой-нибудь другой девице, даже если Альдо победит, в жизни Иноходца Эпинэ мало что изменится – он будет исполнять свой долг и прятать от всех свою боль. Хорошо, что он понимает, что это только мечты. Иначе был бы перебор.

Больше ничего, кроме нескольких ошибок:
Как бы то ни было, с талигойского лагеря не спускали глаз, а проходы в Кагету стерегли с небывалым тщанием, особенно те, что проходили недалеко от бакранских земель. Именно там следовало в первую очередь ожидать нападения, что подтвердил бы любой, мало-мальски разбиравшийся в воинском деле человек.

2
Ричарду приходилось несколько раз на дню напоминать себе, что Ворон и иже с ним – враги и для освобождения Талигойи нужен военный разгром и голод. Увы! Юноша раз за разом ловил себя на мысли, что хочет совершенно другого, а именно победы! Началось то, что ярким цветом расцвело во Фрамбуа.

При этом Дику продолжают сниться странные сны. Сон персонажа, как правило, несет на себе важную смысловую нагрузку. Но как расшифровать хитросплетения Дикова подсознания - или сны, насланные магией? Хотя то, что во сне Эгмонт превращается в Рокэ, это ого-го как мощно и показательно.

3
Куница недавно где-то видела высказывание, что ни один из описанных автором гайифцев к имперской любви не склонен, что улыбает. А Ламброс мне чем-то нравится, наверное, честностью: он не гонится за идеей, а зарабатывает деньги и не стыдится этого.
А Робер... вот честно: когда он орёт про картечь, он отдаёт себе отчёт в том, что воюет против своих, что это команды, результатом которых будет смерть талигойцев? Или, как говорится, Остапа понесло?
Робер воюет против своих, Дик поднял руку на Алву, так почему один хороший, а второй плохой?

О главе: начинается серьезная баталистика. Хотя насколько она серьезна по меркам того нежного фэнтези, которым является первый том, судить не мне, куница в военщине не сильна. Если кто может прокомментировать или дать ссылку на уже сказанное - покорнейше прошу.

@темы: Про Этерну, Куница пишет, КнК, Аналитика